Он был почётным членом 15 географических обществ

На 82-м году Дэвис наконец ощутил свой возраст, но все же энергия его была исключительной: он читал лекции, ездил на заседания, писал и рисовал. Он подводил итоги. Одним из них стали его работы по пустынному рельефу – последние по геоморфологии. Но не проблемы геоморфологии или широкой географии стали его завещанием, а «боковая тема», вдруг выступившая главной, – совесть науки и людей. Зоркие глаза и честный ум старого Дэвиса сквозь калифорнийское тепло видели свою страну далеко не как идиллию. А из вывода для него следовал собственный долг.

В декабре 1938 г. Дэвис отправился с Люси в Бостон и Гарвард. Зимняя поездка была трудной, но он ее не откладывал, ибо в своем «завтра» был уже не уверен. Он побывал в новом Институте географических исследований Гарварда, его порадовали теплые приемы коллег и старых друзей. Но главным его делом был адрес «Вера достойной науки» («Faith of the reverent science»), зачитанный на собрании Американской ассоциации содействия прогрессу науки. Подобные выступления и статьи Дэвиса в зарубежной литературе называют работами «на религиозные темы», но они оказываются существенно антирелигиозными, а суть их – общественная мораль и наука.

В 1911 г. Дэвис писал, что обрядность религии потеряла для него смысл давно; он не вступил в общину квакеров под тем предлогом, что из нее исключили его отца. В адресе, однако, он обратился и к религии, но по-своему.

Наука и религия – равно создания человеческого разума – в религии нет ничего сверхъестественного. Добро – не абстрактное, неизменное начало, но исторически изменяющаяся мораль человеческого общества. В средние века наука и религия враждовали, теперь они сближаются за счет приближения религии к науке и превращения ее в общественную этику.

Чтобы сделать нашу жизнь на Земле доброй, неэгоистичной и полезной для других, наука должна объединяться с религией. Одна религия трудилась здесь малоуспешно, это дело – на столетия; его можно было бы назвать долгим праздничным фестивалем, воспитанием этики. «Нигде оно не нужно более, чем для растущего поколения в нашей стране, где беззаконная жадность, такая обильная во взрослом поколении, вызывает по меньшей мере удивление среди наших друзей в Европе, в то время как наше бессилие в исправлении беззакония, чтобы не сказать наше безразличие к нему, мертвит нас так глубоко дома, потому что мы живем в эру, когда профессиональные политиканы все больше управляют нами для их собственного эгоистичного удовлетворения и к нашему позору и когда организованные преступники, изобретательно укрываясь от закона с помощью легальных советов экспертов, делают, к нашему стыду, более выгодный бизнес, чем кто-либо другой».

«Впереди много трудностей... Прогресс будет в лучшем случае медленным. Но, конечно, мы можем смотреть вперед с уверенностью...» Университеты должны создать курсы по этике, в колледжах и школах должны воспитывать лучшие качества.

Как ответила аудитория на этот призыв, какой отклик получил адрес Дэвиса, когда он был напечатан, об этом биографы не пишут.

Возвращаясь, Дэвис заболел в поезде гриппом. Дома он через три-четыре дня вновь начал работать. В работе прошел месяц; ум Дэвиса был ясен и деятелен, но сердце подорвано. 1 февраля у Дэвиса начался сильный приступ, его стало покидать сознание. Вероятно, это был обширный инфаркт. 5 февраля сердце остановилось.

Странное чувство: будто я долго шел рядом с живым человеком, в котором рождалось такое богатство мыслей и дел, умных, чарующих рисунков. И вот, по его завещанию, осталась только горсть пепла, в которой ничего этого нет.

Нет, жизнь эта осталась. Посмертно были напечатаны его адрес и статьи «Геоморфология горных пустынь» и «Плоскостные и русловые ливневые потоки». Первая – в трудах XVI Международного геологического конгресса – возвращала Дэвиса в мир больших форумов науки; вторая разъясняет проблему педиментов и представляет отточенное единство идей, наблюдений, выводов, рисунков и фотографий. Были и другие статьи. Но главное Дэвис сделал при жизни, не оставив долгов. Опубликовав первую статью в 30 лет, он стал автором более 500 печатных работ. Среди них много больших статей, равных монографиям, и 17 больших монографий и учебников (сборник «Географические очерки», изданный у нас в 1962 г., содержит лишь 16 статей).

Дэвис был почетным членом 15 географических обществ (в том числе Русского), членом-корреспондентом пяти географических и четырех геологических обществ, членом четырех иностранных академий, пожизненным почетным членом Американского метеорологического общества, Академии наук и членом Американского философского общества, Московского общества испытателей природы, Новозеландского института, дважды – председателем Геологического общества Америки, основателем и трижды председателем – Американской ассоциации географов, основателем научных клубов, соредактором ряда научных журналов и т. д. Он был самым «европеизированным» из американских географов и геологов.

Его вклад в развитие международных связей в геоморфологии и вместе с ней географии и геологии огромен. Его письма к профессору Партшу хорошо передают его деловитость в организации этих связей, искреннейшую доброжелательность в делах сотрудничества и высокую культуру настоящего ученого.

Он имел много медалей и наград, но лучшей наградой стало широкое распространение его учения.


Читайка:

Отец оказал влияние на Вальтера
Путешествия в горы и озеро в США
Исследование Пенком Кордильер
Покорение горных вершин
Содержание

На главную

Биологические экскурсии:

Содержание
Геоморфология – наука о рельефе Земли
Новые черты развития жизни
Геологическое строение рельефа в США
Изучение изменений структуры рельефа в Америке и Европе
Русская экспедиция в горы
Международная экскурсия по Европе
Книги об описании природных явлений
Изучение коралловых рифов в Океании
Горные пустыни – главная тема исследований
Путешествия в горы и озеро в США
Новый маршрут Пенка
Образование поверхности рельефа и его значение
Изучение новых подходов к процессам геоморфологии

© 2013 Товарищ! Если копируешь текст на свой сайт, не забудь указать первоисточник – www.domongol.su