Когда-нибудь Тини попадет в лагерь

Поздний вечер. Лагерь уснул. Но в одной из камер женской половины слышится шепот.

– Я даже не могла представить себе, что когда-нибудь окажусь в подобном положении. Моя мать акушерка, и мы жили хорошо, – вздыхает одна из девушек по имени Дези.

– Я жила, конечно, хуже тебя, – вторит ей подруга, – но все равно было хорошо: главное, мы были на свободе.

– Давай лучше поговорим о чем-нибудь другом, – предлагает Дези. – Как тебе нравится молодой учитель из камеры старосты?

– Парман? Да еще как! Но он не обращает ни на кого внимания, за исключением дочери старосты, Аминах.

– Они будут хорошей парой.

– Пожалуй.

Подруги умолкают.

Тем временем Герман никак не мог уснуть. Его беспокоило долгое отсутствие Пармана. Вдруг дверь заскрипела и вошел Парман. Староста, который еще не успел заснуть, сразу же к нему с вопросом:

– Ну что, выиграл?

– Выиграл, – улыбнулся Парман.

– Молодец! Мы, индонезийцы, всегда и во всем должны показывать голландцам, что мы можем их одолеть.

Когда староста уснул, Парман подсел к Герману и Тото, которые с нетерпением ожидали возможности поговорить с капитаном Кресно. Но он сказал им всего несколько слов, но зато каких:

– У меня есть план побега. Но придется немного подождать.

Оба понимающе кивнули и впервые за несколько дней уснули сладким сном, забыв о побоях, обидах и всех невзгодах.

Самое приятное для заключенных-мужчин время – это раннее утро. В этот час они любят смотреть, как прихорашивается женская половина лагеря. Истосковавшись по дому, по женам, детям, родным и близким, они с умилением наблюдают, как женщины расчесывают волосы и умываются.

– У моей невесты волосы точь-в-точь как вот у этой девушки, – так обычно начинает разговор кто-нибудь из мужчин.

– Нравится она тебе? – спрашивает другой.

– Говорю тебе, что она похожа на мою невесту.

– А знаете, – вступает в разговор третий заключенный. – Каждая женщина пахнет каким-либо цветком или даже определенным сортом табака. Одна моя хорошая знакомая пахла сигаретами «Капстейн». А слышали ли вы, из чего делают эти сигареты? Из лучших сортов табака с добавлением чистого шоколада и розового масла.

– Ничего себе: табачно-шоколадная девушка! – замечает пожилой мужчина.

По общему мнению мужской половины лагеря, самой красивой в лагере была Тини, работавшая до ареста медсестрой. Когда кто-нибудь из заключенных заболевал, обычно обращались к ней.

И на этот раз, когда заболел заключенный по имени Харьоно, комендант лагеря Кунен велел позвать Тини. Харьоно еле скрывал радость. Можно было подумать, что он нарочно притворился больным, чтобы увидеть Тини.

Пришла Тини: пощупала пульс, потрогала лоб Харьоно и сказала, что, по-видимому, обыкновенная простуда. Одно прикосновение руки Тини, казалось, вылечило Харьоно. Все стали разом просить Тини не уходить, побыть еще немного с ними: ведь заключенным мужчинам категорически запрещено встречаться с заключенными женщинами.

Но присутствовавший на медосмотре капрал Бой приказал Тини идти к себе, а часовому разрешил отдыхать, сказав, что сам проводит девушку до ее камеры. У барака Бой попытался обнять Тини. Та в испуге отшатнулась. Бой сделал вторую попытку. Но Тини так закричала, что всполошилась вся охрана. Прибежал и комендант лагеря.

Кунен пришел в ярость:

– Бой, если это повторится, я не остановлюсь перед применением оружия. Я не посмотрю, что вы мой заместитель.

Бой сгорал от злости: «Так осрамить на глазах у всех! А как ехидно улыбались мои недоброжелатели из охраны! Ну погоди, чистюля Кунен. Этого я тебе не забуду!»

Сначала капрал хотел было пожаловаться на Кунена начальнику контрразведки, но предпочел поговорить с самим Куненом.

Вскоре такой случай представился. Группа арестованных пожаловалась на безобразное питание, и Кунен распорядился сделать кое-какие улучшения.

– Вы слишком церемонитесь с заключенными, – начал капрал. – Ведь они же наши враги!

– Нет, Бой, я думаю, ты ошибаешься. Хорошим отношением к индонезийцам мы сможем добиться большего, чем жестоким обращением. Главное, в чем мы должны убедить их: мы прибыли сюда с целью навести порядок и руководить ими во имя общих интересов. Нужно убедить индонезийцев, что они больше извлекут пользы из союза с нами, чем от провозглашения республики.

– Ничего из этого не выйдет, – с жаром возразил Бой. – Никогда они добровольно не смирятся. Только силой, только железным кулаком заставим их повиноваться. Вот мое мнение, и вы когда-нибудь убедитесь, что я прав.

Стеклянный журнальный стол в москве качественно и недорого.


Читайка:

Парман и Герман несколько дней в лагере
У Рахмана и Багио было жилье
Багио позвал нас к дому
Только папаша Атма увидел змею
Рахман видел змею возле дома
Папаша Пратман и я увидели змею
Содержание

На главную

Слово об Индонезии:

Содержание
Экзотика острова Явы
Годы борьбы народа Индонезии
Быть слугой торговца Шукур
По дороге мимо хижин и рисовых полей
Индустриализация Индонезии и иностранные корпорации
Казармы японской оккупации
Все годы на островах Индонезии
Три дороги земляков Моххамада
Книга старика о времени батаков
Современное искусство живописи Индонезии
Черты героев искусства художников
Носорог из царства джунглей
Национальное творчество писателей Индонезии
Произведения, романы и повести о жизни страны

© 2013 Товарищ! Если копируешь текст на свой сайт, не забудь указать первоисточник – www.domongol.su