Профессор сказал кто спит в семь часов

Даже словом ни разу не обмолвился он об отпуске, и я сказал об этом. Новый взрыв благородного возмущения.

– А сам не мог догадаться? – ядовито спросил Салех. – Расидин сказал: сделай, как сделал бы для меня. И я дал слово, а настоящий батак слов, – он картинно выставил ладонь, энергично дунул на нее, – на ветер не бросает. Ты там где-то копался, потерял два дня, а Салех работал, наводил справки, искал знающих и нужных людей, назначал время встреч. Не думай, что Салех только ожидал, когда уважаемый туан прибудет и будет ставить его в тупик своими вопросами. Завтра в семь часов утра мы должны быть у профессора Ньото. Вот кто расскажет о батаках, так расскажет. Я с ним договорился. Уговаривал поехать с нами в горы, на плато Батак, но он сказал, что сейчас очень занят, не может ни на один день оторваться от работы. Ну ничего, мы и одни справимся. Как думаешь, в семь часов не поздно?

– Профессор в это время, наверное, еще спит, а мы его будем беспокоить.

Салех рассмеялся.

– Ну кто же на Суматре в семь часов спит? Семь часов – это все равно что двенадцать часов у вас в Европе. Профессор приглашал в шесть, но я для тебя часок отвоевал.

Домик профессора Ньото оказался неподалеку от дворца бывшего султана Северной Суматры. Дворец этот, некогда резиденция могучего феодального правителя, теперь, после упразднения султанатов в результате антиколониальной революции 1945 года, запущен внутри и снаружи. Окружающий его парк зарос колючим кустарником и сорной травой. Сам дворец напоминает ныне толи огромный сарай, толи железнодорожный вокзал, на уборку которого нет ни сил, ни средств. Впрочем, у бывшего султана, лишенного былых привилегий: сонм слуг, многочисленной челяди, доходов – никем ранее не контролируемого владыки, действительно нет средств. Султан, получая небольшую пенсию, доживает свои годы, вероятно, в воспоминаниях о былом величии. После смерти султана ничего не останется, даже призрачного, из султанского величия на долю его родственников. В Индонезии только за султаном Джокьякарты на острове Ява революция сохранила некоторые привилегии, потому что Хаменгку Бувоно IX принимал активное участие в антиколониальной борьбе. Дворец в Джокья, как обычно называют в Индонезии Джокьякарту, и сейчас содержится в прекрасном состоянии, сюда каждый день приезжает много туристов, в том числе и иностранных, чтобы посмотреть этот сохранившийся осколок прошлого.

Профессор Ньото – невысокий худощавый человек со смоляными волосами, в которые будто искусственно вплетены серебряные пряди, встретил нас в садике, где среди бананов, двух деревьев папайи, ослепительной коллекции цветов красовалась необыкновенно размашистая пальма равенала, или веерная, которую часто называют деревом путешественников, потому что в пазухах ее могучих, растущих веером листьев, там, где они выходят из ствола, скапливается много прохладной влаги. Если есть рядом веерная пальма, жажда не страшна путешественнику.

– Саламат масук, саламат масук! – радушно приглашает входить профессор.


Читайка:

Почему профессор с острова Суматра
Я и профессор слышали батаков
Объяснения профессора о острове посреди озера
Когда Салех послал письмо
Хозяин машины генерал Мохамад
Интересная свадьба Салеха
Содержание

На главную

Слово об Индонезии:

Содержание
Экзотика острова Явы
Годы борьбы народа Индонезии
Быть слугой торговца Шукур
По дороге мимо хижин и рисовых полей
Индустриализация Индонезии и иностранные корпорации
Казармы японской оккупации
Все годы на островах Индонезии
Три дороги земляков Моххамада
Книга старика о времени батаков
Современное искусство живописи Индонезии
Черты героев искусства художников
Носорог из царства джунглей
Национальное творчество писателей Индонезии
Произведения, романы и повести о жизни страны

© 2013 Товарищ! Если копируешь текст на свой сайт, не забудь указать первоисточник – www.domongol.su