Салех впереди людей Суматры

Салех оказался высоким крепким парнем с аккуратными усиками и длинными волосами, с круглым добродушным лицом, с которого почти не сходила несколько смущенная улыбка. Его что-то роднило с Расидином, кроме национальной принадлежности, может быть, как раз веселый нрав, несколько не укладывающийся в стереотип батаков, которых в литературе представляют как людей строгих и не очень разговорчивых.

– Расидин говорил мне, что вы уже побывали и на Калимантане, и в Западном Ириане. Значит, много видели интересного и необычного. Но и здесь, на Суматре, вы можете увидеть много такого, что если и не поразит воображение, то память оставить надолго. Я вам покажу батакский дом, где хранят черепа съеденных врагов, – Салех улыбнулся, улыбка – его визитная карточка, – не пугайтесь. Это было очень давно. С людоедством на Суматре покончили еще в прошлом веке. Что поделать, раз наши предки верили, что съесть врага, который был храбр и силен в бою, значит, воспользоваться его качествами и самому стать храбрым и сильным. Память о былых подвигах живет в сердцах и нынешних людей, правда, старых людей, вот они и хранят прежние трофеи. Как талисманы, доставшиеся от предков.

– И ты сам видел эти реликвии? – спросил я.

– Еще бы! Не только видел, а в руках держал. Мой дед хранит два черепа, а ему они дошли от отца его дедушки.

– А мы можем побывать у твоего деда?

Салех хлопнул себя по бедрам, удивляясь моей недогадливости.

– Да разве я не об этом тебе говорю весь вечер? Расидин так и сказал: «Свози туана к деду Насутиону, пока старик жив. Надо, чтобы о нем знали не только на родине, но и за границей».

– А твой дед знаменитый человек?

– Не просто знаменитый, а великий, по масштабам Суматры, конечно. Он у батаков один из великих дукунов, предсказатель судьбы. Он и тебе может сказать, что будет впереди. Но я лично никогда не просил его заглянуть в мое будущее. Зачем? Нагадает такого, что или заранее в могилу ложись, или мучайся, ожидая счастливой жизни. Лучше уж я сам со своей судьбой управляться буду. Хотя иногда, честно скажу, очень хочется сказать: «Дед, погляди, что там мне готовится впереди. Не видно ли там денег побольше?» А потом останавливаю себя: не делай глупости, это нехорошо – подсматривать.

Салех кончил строительный факультет политехнического института, проходил практику за границей и потому обо всем судит по-своему, потешается над своей минутной слабостью и над постоянной слабостью своих соплеменников.

– Знаешь, – как большую тайну шепчет он мне на ухо, хотя нас тут никто и не собирался подслушивать, – к деду даже из Джакарты приезжают большие бапаки. Все в орденских ленточках, денег, наверное, куча, а тоже хотят узнать: хуже будет впереди или лучше. Чудаки! Тысячами людей командуют, миллионами рупий ворочают, а к старому батаку ездят, чтобы он совесть их успокоил.

– Салех, – спрашиваю я, – а как ты думаешь организовать мою поездку? Ты работаешь, а одному мне едва ли что удастся узнать.

– Ну, чудак, ну, чудак, – почти всерьез возмущается Салех, – я же сказал тебе, что взял отпуск с завтрашнего дня.


Читайка:

Профессор сказал кто спит в семь часов
Почему профессор с острова Суматра
Я и профессор слышали батаков
Объяснения профессора о острове посреди озера
Когда Салех послал письмо
Хозяин машины генерал Мохамад
Содержание

На главную

Слово об Индонезии:

Содержание
Экзотика острова Явы
Годы борьбы народа Индонезии
Быть слугой торговца Шукур
По дороге мимо хижин и рисовых полей
Индустриализация Индонезии и иностранные корпорации
Казармы японской оккупации
Все годы на островах Индонезии
Три дороги земляков Моххамада
Книга старика о времени батаков
Современное искусство живописи Индонезии
Черты героев искусства художников
Носорог из царства джунглей
Национальное творчество писателей Индонезии
Произведения, романы и повести о жизни страны

© 2013 Товарищ! Если копируешь текст на свой сайт, не забудь указать первоисточник – www.domongol.su