Меня более не волнует староста

Лавка Дармы – универсальный магазин в миниатюре. Под крышей висят связки луковиц, бананов, метелки и даже детские воздушные шарики. На прилавке банки с дешевыми леденцами, неизменными специями, бутылки с разноцветным лимонадом, батарейки для транзисторных приемников, духи и косметика дл я модниц. За прилавком сам Дарма, маленький, юркий. Ему помогает сын-подросток. Детей у лавочника целая орава – не то восемь, не то девять. Как они все размещаются в небольшой каморке позади лавки непостижимо.

По моей просьбе Дарма познакомил меня с Суванди.

Староста принял меня приветливо, усадил в плетеное кресло и приказал кому-то из домочадцев подать нам по стакану холодного чая. Разговорились.

– Вас интересует, что такое «Рукун Тетангга»? Извольте, объясню.

Суванди взял лист бумаги и для наглядности нарисовал на нем неправильный круг. Потом разделил круг на несколько долей, а каждую из них, в свою очередь, на более мелкие дольки...

– Представьте себе нашу Большую Джакарту во главе с губернатором. Она делится на несколько административных единиц, те также делятся... Вот здесь, на этом уровне, самое низшее должностное лицо, получающее зарплату, – лурах, или начальник городского района. На более низком уровне идут уже не административные, а общественные единицы. Сколько же всех общин «Рукун Тетангга» в Джакарте? Не ведаю. Может быть, полтысячи, может быть, и более. Я, к вашему сведению, уже не правительственный служащий, а общественное лицо. Живу с семьей только на скромную военную пенсию и тружусь на благо избравших меня соседей. Конечно, если кто-нибудь отблагодарит своего старого бапака за добрый совет, за помощь... Это на личное усмотрение.

Я поинтересовался, каким образом Суванди стал старостой. Был ли он избран общиной или назначен сверху? Мой собеседник стал мне пространно рассказывать о традициях индонезийского общества. Одна из таких традиций – община, зародившаяся в глубокой древности. Все ее должностные лица, включая старосту, выбираются демократическим путем на общем собрании. Таким же путем решаются все общинные дела.

– Оказывают ли органы власти свое воздействие на ход выборов? – спросил я.

– Лишь в той мере, в какой это полезно для дела, – уклончиво ответил староста.

– Поясните, пожалуйста.

– Извольте. Если бы со стороны администрации не было никакого влияния, старостой мог бы оказаться человек недостойный, недостаточно преданный народу и бапаку президенту. Вот я, например... Участвовал в разгроме мятежников на Центральной Суматре в конце пятидесятых годов, безупречно служил многие годы в вооруженных силах. Вот поэтому мой прежний командир роты и замолвил за меня словечко кому надо. А здешний лурах попросил Дарму и других наиболее достойных людей кампунга поддержать меня на выборах.

Слова старосты подкрепили мое представление о том, что общинная демократия приобретает все более внешний, формальный характер. Органы власти стараются оказать влияние на выборы старост с тем, чтобы этот пост оказывался в руках преданных режиму людей, предпочтительно отставных военных.


Читайка:

Я в общине со старостой Суванди
Мне отвечает старик и крестьяне
Хозяин половины земли и хижины
По дороге мимо хижин и рисовых полей
Жизнь, культура и религия Индии
Отец крестьянин и резчик по дереву
Содержание

На главную

Слово об Индонезии:

Содержание
Экзотика острова Явы
Годы борьбы народа Индонезии
Быть слугой торговца Шукур
По дороге мимо хижин и рисовых полей
Индустриализация Индонезии и иностранные корпорации
Казармы японской оккупации
Все годы на островах Индонезии
Три дороги земляков Моххамада
Книга старика о времени батаков
Современное искусство живописи Индонезии
Черты героев искусства художников
Носорог из царства джунглей
Национальное творчество писателей Индонезии
Произведения, романы и повести о жизни страны

© 2013 Товарищ! Если копируешь текст на свой сайт, не забудь указать первоисточник – www.domongol.su