Мамми и паппи это наши братья и сестры

Но, братья, сестры, мамми и паппи, это и есть мир, что я выбрала. Мир простых людей, а не знати, мир тревог и забот, мир, полный иллюзий, часто бывающих поистине прекрасными. Наш Карангранду, наша Конкордия, наша резиденция, наш Санта Клаус, наш боевой петух, наши лошадка и коляска испарились в этом мире. В мире Хассана. Сегодня ночью, сидя с вами вокруг этого мраморного стола, я вдруг на один миг окунулась в наш прежний теплый и уютный мир. Лишь один миг я чувствовала притягательную силу, влекущую меня обратно. И, откровенно говоря, лишь на миг я поддалась соблазну уступить этому влечению. Но, ох как я была не права. Мир Хассана все еще существует где-то вдали отсюда. Его действительность и его сны сейчас пропахли пороховой гарью, наполнены преследователями и беглецами.

Братья, сестры, мамми и паппи, я по-прежнему часть этого мира, наполненного сейчас пороховой гарью, преследователями и беглецами. И нас всех, кто сидит за этим круглым мраморным столом, на самом деле связывает наша мамми, обстановка нашего дома, маленькие Вестминстерские часы, украшенные с обеих сторон оленьими головами. Только это не изменилось. Мы, вы все и я, стали другими. В основе своей изменились. И мы, конечно, будем продолжать меняться, двигаясь каждый по своему пути, потому что мы стали частью разных миров. Вот что я хотела попытаться вам объяснить.

Сидящие за столом продолжали молча смотреть на Бавук, из глаз которой текли слезы.

– О братья, сестры, мамми и паппи. Я говорила очень много и очень долго. И не только для тех, кто сидит здесь, но и для Яти, Пика и даже для нашего паппи, которого больше нет на свете. Вы слышите? Я надеюсь, что смогла объяснить вам все.

Не было слышно ничего, кроме легких всхлипов Бавук. Госпожа Сурьо тоже смотрела на свою дочь. Потом медленно подошла и положила руку ей на плечо.

– Вук, уже пятый час. Ты очень устала, мы ведь всю ночь проговорили. Значит, ты скоро уезжаешь?

– Да, мамми, я должна ехать.

– Я так и думала. Поезжай. Ищи своего мужа.

– Да, мамми, я думаю, мне надо уехать пораньше, до рассвета. Я не стану будить Вовока и Нинук. Они знают, что остаются здесь. Береги их, мамми.


Читайка:

Госпожа Сурьо и мать Бавук
Ботинки
Камень
Национальное творчество писателей Индонезии
Казни многих и «Семья партизанов»
Ситор Ситуморанг создал сборник индонезийского творчества
Содержание

На главную

Слово об Индонезии:

Содержание
Экзотика острова Явы
Годы борьбы народа Индонезии
Быть слугой торговца Шукур
По дороге мимо хижин и рисовых полей
Индустриализация Индонезии и иностранные корпорации
Казармы японской оккупации
Все годы на островах Индонезии
Три дороги земляков Моххамада
Книга старика о времени батаков
Современное искусство живописи Индонезии
Черты героев искусства художников
Носорог из царства джунглей
Национальное творчество писателей Индонезии
Произведения, романы и повести о жизни страны

© 2013 Товарищ! Если копируешь текст на свой сайт, не забудь указать первоисточник – www.domongol.su