Казармы японской оккупации

Я слушал взволнованный рассказ индонезийца о страшной поре японской оккупации. В ту пору в зданиях, окаймлявших площадь, располагались многочисленные казармы, штабы и учреждения оккупационной армии. По улицам постоянно громыхали броневики и танки, маршировали колонны солдат в зеленовато-песочного цвета униформе. Офицеры, вооруженные кривыми самурайскими клинками, резко выкрикивали строевые команды. Повинуясь той или иной команде, солдаты брали винтовки наперевес, делали короткие перебежки рассыпным строем. Бряцание оружием наполняло атмосферу оккупированной японцами Джакарты духом милитаризма, казармы. Бряцание, преследующее цель устрашить, запугать индонезийский народ, внушить ему: попробуй только проявить непокорность, подать голос протеста, оказать сопротивление – сомнет тебя военная машина, раздавит, уничтожит.

С особой опаской жители города обходили стороной здание кэмпэйтай, тайной военной полиции. В странах, оккупированных японскими империалистами, слово «кэмпэйтай» приобрело столь же зловещий смысл, как слово «гестапо» в странах, оказавшихся под пятой гитлеровцев. Оккупанты могли схватить любого человека, подозреваемого в причастности к антияпонскому подполью, и бросить в застенки кэмпэйтай. Оттуда редко кто выходил живым.

Утром на улицах Джакарты можно было обнаружить десятки трупов людей, умерших от голода. Население страны подвергалось безжалостному ограблению, не регламентированному никакими рамками законности. Экономическая жизнь Индонезии в годы японской оккупации была полностью дезорганизована. Страна оказалась оторванной от традиционных рынков сбыта индонезийского сырья, приносившего ранее средства к существованию значительной части населения. Предприятия закрывались. Миллионы индонезийцев столкнулись с безработицей и голодом. В стране назревало широкое недовольство оккупационным режимом.

– Террор оккупантов не смог запугать нас, – рассказывал Сисвойо. – К лету сорок пятого года в Джакарте действовал ряд подпольных антияпонских организаций. В них заметную роль играла революционная молодежь. Участниками подполья были люди разных политических убеждений. Были среди нас и коммунисты, и националисты-сукарновцы, и мусульмане. Между различными организациями и группировками существовали разногласия. Умеренные считали, что нужно воспользоваться военными затруднениями Японии и во что бы то ни стало договориться с японской администрацией, чтобы получить независимость из ее рук. Радикалы надеялись на свои силы и готовились к выступлению независимо от настроений японского командования. Я и мои товарищи принадлежали к радикальному крылу подполья. В числе наших активных соратников назову Сукарни, Адама Малика, Мохамеда Диаха, теперешнего издателя «Мердеки». Но каковы бы ни были разногласия в нашем лагере, все мы были единодушны в главном – с колониальным гнетом должно быть покончено. Индонезия должна стать независимой и суверенной республикой. И еще... мы надеялись на внешнюю помощь, на военный разгром фашистских держав. Поскольку западные союзники не очень-то спешили с победой, главную надежду мы возлагали на вашу страну. Мы следили за вашими победами.

– Каким образом?

– Уж конечно, не по японским газетам. Слушали передачи зарубежных радиостанций.

– Но ведь вы, вероятно, рисковали.

– Еще как! За хранение в доме радиоприемника можно было попасть в застенок военной полиции. У кэмпэйтай везде были глаза и уши, платные осведомители. Некоторые голодные люди шли на предательство и доносили на соседей. Но наша группа надежно упрятала приемник в доме одного патриота, кстати, мусульманского священнослужителя, бывшего вне подозрений. Там мы узнали, что Советский Союз расторг в начале апреля советско-японский договор о нейтралитете, а 9 августа объявил о состоянии войны с Японией.

– Как было встречено в Индонезии это событие?

– Японское командование, разумеется, умалчивало о нем. Пресса в рот воды набрала. Но растерянность, подавленность японцев бросались в глаза. Штаб нашей группы провел секретное совещание. Вот в этом здании. Сисвойо указал мне на неказистый домик, притаившийся в тени пальм.

Мониторинг транспорта с компанией ГЛОНАСС Урал.


Читайка:

Возвратились к борьбе за независимость от Японии
Сисвойо и Сукарно перед независимостью республики
Все годы на островах Индонезии
Я и батаки Индонезии
Слова Расидин даже понятны бапаку
Салех и Расидин с Суматры и Медана
Содержание

На главную

Слово об Индонезии:

Содержание
Экзотика острова Явы
Годы борьбы народа Индонезии
Быть слугой торговца Шукур
По дороге мимо хижин и рисовых полей
Индустриализация Индонезии и иностранные корпорации
Казармы японской оккупации
Все годы на островах Индонезии
Три дороги земляков Моххамада
Книга старика о времени батаков
Современное искусство живописи Индонезии
Черты героев искусства художников
Носорог из царства джунглей
Национальное творчество писателей Индонезии
Произведения, романы и повести о жизни страны

© 2013 Товарищ! Если копируешь текст на свой сайт, не забудь указать первоисточник – www.domongol.su