Бавук прочитала письмо Сурьо

Письмо пришло вечером. Какой-то мальчишка на велосипеде поспешно вручил его госпоже Сурьо и не стал дожидаться ответа или поручения. Лишь открыв и прочитав письмо, Госпожа Сурьо узнала, что оно от Бавук. В это время маленький посыльный был уже далеко, и нельзя было спросить, почему оно было доставлено таким необычным способом. Письмо было кратким: «Приеду в субботу вечером. Привезу Вовока и Нинук. Пожалуйста, присмотри за ними. Бавук».

Довольно странное письмо, подумала госпожа Сурьо. Нет, не странное. Скорее чужое. Какое-то совсем чужое письмо пришло от Бавук. Такие короткие и сухие фразы. Это непохоже на ее дочь. Бавук, которую она знала уже 35 лет, была жизнерадостной, словоохотливой и обычно писала длинные веселые письма. Ее прежние послания всегда были полны шутливых рассказов о соседях, коллегах, о лакомствах и блюдах, что есть в ее городе, и только после этого сообщалось о том, ради чего писалось письмо. Это бывало лишь несколько фраз, за которыми снова следовала россыпь сплетен, по ее мнению, достаточно важных для добавки. Ни одна из этих новостей не была полезной для читателя письма. Большинство людей, о которых шла речь, не были знакомы адресату и даже вряд ли могли когда-либо в жизни встретиться. Но именно приправа болтовни делала письма Бавук интересными и заставляла друзей и родных скучать па ней. Поэтому, хотя ее письма и были полны злословия, оно было безобидным, полным юмора и даже тонкого понимания отношений между людьми. Бавук всегда была неглупой, щедрой, увлекающейся и трудолюбивой.

Госпожа Сурьо вдруг вспомнила, как много лет назад ее пятеро детей ездили в школу из их дома в Карангранду. Дорога в оба конца была около 30 километров, и этот длинный путь, который приходилось преодолевать каждый день, бывал очень скучным, если в повозке не было Бавук. Она приставала к старшим детям с расспросами обо всем, начиная с их школьных дел и кончая тем, что встречалось на дороге. Она требовала, чтобы ей объясняли как следует, до последней мелочи. Когда же она не расспрашивала, то рассказывала о своих делах, об учительнице, толстой юфрау Дейксма, о сладостях, которыми угощали ее подружки-близнецы Маргрет и Марейке, дочери владельца кондитерской фабрики, и обо всем, что случилось в классе. Это же повторялось и дома. Родители и прислуга, все домочадцы должны были знать об этом. И то, что произошло в тот день в школе, благодаря ее рассказам вновь оживало в доме господина Сурьо. Все слуги, от бабушки Инем до кучера Сарпана, обязаны были разучивать голландские песенки, которые Бавук приносила из школы.

– Ну, бабушка, ну, Пан. «Ик кен еен клейне оффисиир...». Нет, не «келене описир». Клей-не. Оф-фи-сиир. Ну, бабушка, ну, Пан. А-а, какие же вы глупые.

Когда слуги доходили до изнеможения, она весело смеялась над их неумением подражать ее выговору, и в наказание им приходилось катать ее на спине по дому.


Читайка:

Бавук была старшей среди детей
Господин Сурьо играл с бупати
Госпожа и ее муж Пренджак
Госпожа Сурьо пьет кофе с Бавук
Госпожа Сурьо и Бавук вместе рядом
Товарищи Хассана были в волости
Содержание

На главную

Слово об Индонезии:

Содержание
Экзотика острова Явы
Годы борьбы народа Индонезии
Быть слугой торговца Шукур
По дороге мимо хижин и рисовых полей
Индустриализация Индонезии и иностранные корпорации
Казармы японской оккупации
Все годы на островах Индонезии
Три дороги земляков Моххамада
Книга старика о времени батаков
Современное искусство живописи Индонезии
Черты героев искусства художников
Носорог из царства джунглей
Национальное творчество писателей Индонезии
Произведения, романы и повести о жизни страны

© 2013 Товарищ! Если копируешь текст на свой сайт, не забудь указать первоисточник – www.domongol.su