Ахьяат просил у отца скрипку

Музыка смолкла. В дверях появился Ахьят. Лицо его было спокойно, глаза блестели.

– Ахьят, я вижу, тебе грустно, – сказал отец. – И у меня тоже становится тяжело на душе, когда ты играешь «Аве Мария».

– Папа, завтра День независимости.

Отец откашлялся, но ничего не сказал.

– Завтра я хочу играть наш гимн... Но я боюсь... Я боюсь, что они будут оскорблять меня.

Отец по-прежнему молчал, мать тоже не смела взглянуть на Ахьята.

– Они могут сказать «Сын предателя играет национальный гимн». Я так хочу его сыграть. Очень хочу. Но я не смею. Я боюсь.

Только теперь мать взглянула на него, сказала:

– Тогда лучше не надо, Ахьят.

– Но я очень хочу. Очень.

Он снова вышел.

Мать и отец молча смотрели друг на друга. Вновь зазвучало пианино в соседней комнате. Теперь Ахьят играл песню «Памяти героев освобождения». Отец и мать опустили головы, услышав ее. Атмосфера в комнате вдруг стала гнетущей, музыка терзала их сердца. Они уже не могли смотреть друг другу в глаза, с болью чувствуя свое ничтожество, отчужденность и одиночество в этом мире. А музыка продолжала бушевать в душе каждого из них. И в душе пианиста тоже. Затем мелодия замерла. Они оба одновременно вздохнули, но не произнесли ни слова.

Наконец мать встала и заглянула в соседнюю комнату, потом вновь села.

– Бедняжка Ахьят, – сказала она. – Сидит, уронив голову на пианино и обхватив его руками.

Отец понял – его сын охвачен неутолимой страстью, которой он сам не испытал. И никто не может утолить эту страсть. Помедлив, он сказал:

– Давай отправим его в другой город.

– С ума сошел. Этим ты измучаешь его еще больше.

Шаги у порога вывели Ахьята из забытья. Увидев отца и мать, он вскочил со стула. Спросил:

– Ты не пошел на работу?

Отец улыбнулся в ответ. Ласково сказал:

– Еще только три часа.

– Ахьят! – сказала мать. – Почему у тебя такой усталый вид? Ты заболел?

– Нет, мама, просто я заучивал ноты новой песни. Почему ты решила, что я заболел?

– Я вижу, ты какой-то вялый.

– Нет, я здоров. Правда, здоров. Мам, а почему не слышно Си Минггу?

– Он спит в своей конуре. Я его уже покормила.

Мать и отец сели на диван. Ахьят сел у пианино лицом к ним. Отец мягко спросил:

– Чего тебе купить?

Лицо Ахьята засветилось. Радостно он ответил:

– Папа, я уже давно прошу купить скрипку.

– Скрипку! – почти воскликнул отец. – Я не могу купить тебе скрипку.

– Жаль. Я хочу только ее.

– Может, гармонику? – подала голос мать.

Ахьят покачал головой. Медленно сказал:

– Мне не нравится звучание гармоники. У нее малый диапазон. Гармоника слишком примитивна. Я хочу играть только на скрипке. Почему нельзя, папа?

– Меня дрожь пробирает от ее пиликанья.

– А мне именно ее тембр нравится.


Читайка:

Когда отец сказал о скрипке
Я научился играть на скрипке и пианино
Отец встал когда я стал играть на скрипке
Учитель смотрел в глаза Ахьяту
Учитель хотел чтобы Ахьят сказал правду
Ахьят попал в тюрьму для несовершеннолетних
Содержание

На главную

Слово об Индонезии:

Содержание
Экзотика острова Явы
Годы борьбы народа Индонезии
Быть слугой торговца Шукур
По дороге мимо хижин и рисовых полей
Индустриализация Индонезии и иностранные корпорации
Казармы японской оккупации
Все годы на островах Индонезии
Три дороги земляков Моххамада
Книга старика о времени батаков
Современное искусство живописи Индонезии
Черты героев искусства художников
Носорог из царства джунглей
Национальное творчество писателей Индонезии
Произведения, романы и повести о жизни страны

© 2013 Товарищ! Если копируешь текст на свой сайт, не забудь указать первоисточник – www.domongol.su