Свободомыслие Антони Коллинза

Особое место в истории английского деизма принадлежит соратнику и единомышленнику Толанда – Антони Коллинзу (1676 – 1729). Славу выдающегося вольнодумца Коллинз стяжал рядом произведений, среди которых наибольшую известность приобрело «Рассуждение о свободомыслии» («А Discourse of Freethinking», 1713).

Весь пафос этого произведения был направлен на доказательство того, что право свободно мыслить распространяется и на сферу религии: «...свободно думать о религиозных вопросах является долгом всех людей». Коллинз считал, что свободная мысль должна рассмотреть все основные вопросы христианской религии, в том числе и проблему откровения. «Бесконечное число существовавших во все времена обманщиков, претендовавших на то, что именно им было дано с небес божественное откровение, подтвержденное чудесами, содержащее новые понятия о божестве, новые учения, заповеди, обряды, способы богослужения, делают размышления о вышеупомянутых вопросах абсолютно необходимыми».

Критическому анализу должны быть подвергнуты, по мнению Коллинза, и такие узловые вопросы религии, «как природа и атрибуты вечного существа, или бога, истинность и авторитет книг, почитаемых священными, и смысл и значение этих книг...». Английский вольнодумец па обширном фактическом материале из истории религии показывал, насколько противоречат здравому смыслу представления верующих о природе бога, в какой степени расходятся теологи в определении божественных атрибутов. Между священниками нет и не было согласия относительно того, является ли бог телесным или бестелесным, подобен ли он человеку или нет, обладает ли аффектами (гневом, мстительностью) или не обладает, можно ли ему приписать мудрость, доброту, милосердие и другие аналогичные качества или нельзя. Священнослужители «имели и имеют столько различных представлений о божестве, – заключал Коллинз, – сколько может изобрести ум, или корысть, или глупость...».

Суждения богословов в отношении священных книг полны противоречий и разногласий. Одни признают Библию, другие – Коран, одни чтят Ветхий завет, другие – Новый. Христианские теологи все время спорят о том, какие книги считать каноническими, а какие – апокрифическими. В итоге, отмечал Коллинз, в каждой религии, включая христианскую, имеется огромное количество сект и группировок, которые враждуют между собой. Согласия нет не только между различными религиозными направлениями, но и внутри одной и той же церкви. На примере англиканской церкви Коллинз выявил коренные расхождения между священниками в понимании и толковании важнейших положений христианского вероучения. Вывод Коллинза гласил: «...догматы церкви противоречат друг другу и разуму».

Глубокой рационалистической критике подверг Коллинз догматы о триединстве бога, о воскресении, о загробном воздаянии, учения о предопределении, первородном грехе, искуплении. На суд разума он вывел крещение, причащение и другие таинства. Коллинз ставил н такие кардинальные вопросы: является ли церковная организация божественным или человеческим учреждением? можно ли считать представителей церкви настоящими священниками? Он приводил длинный список прегрешений христианского духовенства, обвинял церковников в обмане верующих, в искажении истины, нетерпимости к инаковерующим, фанатизме, в распространении ложных учений и насаждении суеверий.

В книге Коллинза нет прямых атеистических положений. Он не только не отвергал религию, как таковую, а напротив, выступал в роли ее защитника от тех, кто якобы искажал и извращал ее истинный смысл. Однако религия, которую защищал Коллинз, не имеет ничего общего ни с христианством, ни с другими существующими вероисповеданиями. Исторические религии полны несуразностей и противоречий, между священнослужителями нет согласия относительно основных положений вероучения, они спорят и враждуют друг с другом, совершают недостойные поступки. Констатация этих фактов позволяет Коллинзу решительно заявить: «...самый верный и самый лучший путь нахождения истины заключается в свободомыслии...»

Свободомыслие выполняет, таким образом, у Коллинза функцию очищения религии от «благочестивых обманов», возвращает ей подлинное, согласное с разумом и нравственностью содержание. Вместе с тем свободомыслие противопоставляется Коллинзом и атеизму. Он выступал с осуждением атеизма и атеистов. Однако это осуждение не только свидетельство ограниченности коллинзовской критики религии, которая велась им с деистических позиций, но и дань времени. Во всяком случае Коллинз откровенно заявил, что «лучше допустить свободомыслие, хотя оно увеличит число атеистов, чем путем ограничения свободомыслия увеличить число суеверных и фанатиков» Вслед за Толандом он подчеркивал, что невежественные суеверы и религиозные фанатики приносят несравненно больший вред обществу, чем атеисты.

Коллинз не скрывал своих симпатий к вольнодумцам прошлого. С глубоким уважением писал он о замечательном материалисте древности – Эпикуре, об Аристотеле, а из философов нового времени – о Бэконе и Гоббсе. Последний, отмечал Коллинз, «являет собой великий пример учености, добродетели и свободомыслия». Правда, Коллинз в число свободомыслящих включает и философов совершенно иного плана, например идеалиста Платона, стоика Сенеку, неоплатоника Синезия и даже «отца церкви» Оригена. В качестве свободомыслящих фигурируют и многие другие люди, весьма далекие от какого бы то ни было вольномыслия (Иосиф Флавий, Минуций Феликс, архиепископ Тиллотсон). Но здесь же упоминаются имена Эразма Роттердамского и Декарта, Гассенди и Герберта Чербери, Томаса Мора и Локка.

Думается, что такое широкое толкование понятия «свободомыслие» имело определенную цель. Отвечая на выпады своих идейных противников, которые отождествляли свободомыслие с безнравственностью и безрассудством, Коллинз стремился показать, что свободомыслящие – это «все те, кто во все времена больше всего отличался своим умом и добродетелью...». С другой стороны, нельзя игнорировать деистическую ограниченность взглядов Коллинза, его искреннее стремление сделать антиподом религии не атеизм, а свободомыслие. Вот почему последнее и превращалось философом в некое перманентное идейное течение, объединявшее всех просвещенных и добродетельных людей, врагов суеверия, невежества и порока.

Понятно, что такое внеисторическое толкование свободомыслия не выдерживает строгой критики. Зачисление же в разряд свободомыслящих христианских писателей и церковных деятелей представляется нонсенсом. Но, отмечая эти уязвимые места коллинзовской концепции, следует иметь в виду, что в целом «Рассуждение о свободомыслии» явилось дальнейшим шагом в развитии английского деизма.


Читайка:

Деятельность и взгляды Коллинза
Положение человека в философии Коллинза
Исторические судьбы английского деизма
Влияние английского деизма на американское просвещение
Материализм в философии Просвещения
Современные религиозные мировоззрения
Результаты исследований об отношении к религии
Результаты обследованных семей в различных категориях
Уровень религиозности в различных типах семей

На главную

Философия, атеизм, религия:

Содержание
Понятие веры в религиозной философии
Что лежит в основе доказательств существования бога
На чём базируется понятие первопричины
Роль слова в передаче религиозной информации индивиду
Реакционные идеологии в капиталистических странах
Материалистическое мировоззрение против религии
Социальная сторона христианства
Спор о Лукиане
Свидетель и критик раннего христианства
Свободомыслие Джона Толанда
Развитие материи и всей Вселенной
Исторические судьбы английского деизма
Результаты исследований об отношении к религии
Особая часть колеблющихся верующих
Внедрение новых традиций и ритуалов в быт граждан
Атеистическое воспитание учащихся национальной школы
Какой закон действует на всех во Вселенной
Проблемы католицизма и общества

© 2013 Товарищ! Если копируешь текст на свой сайт, не забудь указать первоисточник – www.domongol.su