Свидетель и критик раннего христианства

В отношении Лукиана к христианству тесно переплетаются два момента: историческая достоверность его свидетельства и его философская критика и оценка христианства.

Оценка, данная Лукиану Котовом, не потеряла своей актуальности. Жизнь раннехристианской общины, отраженная в сатире Лукиана, в основном соответствует современным научным представлениям о христианстве II в. Об этом свидетельствует произведение «О смерти Перегрина».

Ф. Котов обращал особое внимание на сообщение Лукиана о том, что «пророк» Перегрин толковал и сам сочинял священные книги христиан. Археологические находки XX в., в частности в Палестине и Египте, также подтвердили в прошлом отрывочные сведения о раннехристианской литературе. В третьей четверти II в., когда Лукиан писал «Перегрина», складывался новозаветный канон. Канонические произведения составляли незначительную часть многих раннехристианских писаний и евангелий, впоследствии отвергнутых церковью как апокрифические. Евангелический канон, объявленный затем «боговдохновенным», составлялся в разных местах многими авторами как компиляция взглядов различных сект и течений, в которых были свои сочинители. Это совпадает с образом, созданным Лукианом, хотя и сатирическим.

Были сделаны попытки найти «вклад» Перегрина в христианские писания. Поскольку, по данным, Перегрин подверг себя самосожжению в Олимпии в 165 г. в возрасте более 60 лет, поэтому его деятельность среди христиан падает на вторую четверть II в. Этим временем датируются и первые упоминания об евангелиях в литературных источниках и первые папирусные фрагменты евангелий. Несколько раньше были составлены, но продолжали появляться так называемые послания мужей апостольских, не включенные затем в канон, послания Климента Римского, Игнатия, Поликарпа, Варнавы, а также «пастырские послания» Все они в какой-то мере отражены в Новом завете. Были отмечены некоторые совпадения рассказа Лукиана о Перегрине с раннехристианскими произведениями: «Мученичеством Поликарпа» и Посланиями Игнатия Антиохийского – одного из руководителей сирийской церкви. Они могут быть случайными, подтверждая лишь достоверность свидетельств Лукиана, но утверждать на их основе общность с ними писаний Перегрина нельзя. Однако до сих пор не выяснено, как и во времена Котова, «не вкрался ли в наш Новый завет тот или иной отрывок из «большого количества писаний», сочиненных для христиан Перегрином».

Правильно также отражены в произведениях Лукиана взгляды христиан, устройство и социальные отношения христианских общин во II в. Во второй группе так называемых Павловых посланий (возникших во второй четверти II в.) наблюдается обилие эсхатологических моментов, причем лишенных бунтарства и угрозы возмездия, характерных для «Откровения» Иоанна и более ранних посланий. Этому периоду вполне отвечает картина, нарисованная Лукианом. Описанные им христиане верят в загробную жизнь, помогают своему «пророку», хлопоча в суде, подкупая стражу, собирая деньги, но здесь нет намека на какие-либо бунтарские настроения или угрозы Риму. Со своей стороны римский наместник, тогдашний правитель Сирии, «видя глупость Перегрина и его готовность умереть, лишь бы оставить после себя славу, отпустил его с миром, не считая даже достойным какого-либо наказания».

Этот акт веротерпимости вполне согласуется с правлением Антонинов и напоминает известную переписку Плиния с Траяном о христианах и еще раз свидетельствует о том, что во II в. римские власти не видели в христианах опасных врагов. «Мученичество Поликарпа», в котором рассказывается о казни непреклонного смирненского епископа па костре под улюлюканье толпы и в сопровождении чудес, – по всей видимости апокриф, литературное произведение III в.; во всяком случае Тертуллиан о нем не знает; оно могло отразить единичный факт, типична же картина Лукиана. Гонения на христиан уже при Марке Аврелии действительно начались: христианам был запрещен доступ в бани, общественные здания и на форум. Судебные процессы и гонения имели место, но по другим обвинениям: христиан подозревали в причастности (чаще всего напрасно) к различным волнениям и движениям. Гонения на христиан, как таковых, там, где они были, возникли по инициативе местных властей и горожан; врагом христиан выступает в тот период городская толпа, обычно подстрекаемая служителями языческого культа. Об этом сообщает Лукиан в «Александре», где языческий «лжепророк» подстрекает суеверный народ против «христиан и безбожников». В прекрасно переданной сцене мистерий, которые устраивал «лжепророк» Александр в честь новоявленного бога Гликона, таинство начинается с торжественного изгнания «безбожников, христиан и эпикурейцев». Алекспидр первым произносил: «Христиан – вон!» – а толпа отвечала: «Вон эпикурейцев».

Но все эти факты вплоть до гонений Деция в III в. были единичные. Во II в. над христианами больше смеялись, их увещевали, в то время когда сами они часто обрекали себя на мученичество. Сохранились слова наместника Азии Аррия Антонина: «Если вы так хотите умереть, разве вам не хватает веревок и горных пропастей?» Именно такое положение отражали слова Лукиана о том, что христиане сами ищут смерти, о готовности Перегрина умереть и о действиях наместника Сирии.

В описании Лукиана отражено раннехристианское учение об общности имущества и братстве, но этот «гуманизм» сводился к пожертвованиям.

В своем описании Лукиан исторически правдиво свидетельствует о начавшемся отходе от первоначального демократизма в христианских общинах: появлении «главарей», накоплении значительных денежных средств (малоазиатские христиане), о возросшей роли странствующих проповедников, каким являлся Перегрин и о каких постоянно идет речь в ранних Павловых посланиях. Авторы посланий уделяют много места вопросам сбора денег. Жалобы на голод и преследования, которые терпят проповедники христианства, должны были склонить верующих к более щедрым даяниям. И у Лукиана христиане приносят заключенному проповеднику «обеды из разнообразных блюд», а от малоазиатских христиан к нему поступают средства, вследствие чего его заключение превратилось в источник доходов. О том, что такие факты не были единичными, свидетельствуют увещевания Посланий Павла против «лжепророков» и особенно неканоническое произведение «Дидахе», где говорится, что если пророк пробудет в общине больше двух дней, то он лжепророк. Но уже нарождалась церковная организация; та же самая инструкция Дидахе говорит о рукоположении епископов и диаконов и допускает, что некоторые пророки могут становиться постоянными; такие пророки переходили на полное содержание общины. Как свидетельство этому, лукиановский Перегрин не собирается покидать общину христиан; напротив, он «в скором времени всех их обратил в младенцев». Описание Лукианом помощи потерпевшей общине со стороны других общин также отражает зарождение церковной организации.


Читайка:

Как описывает Лукиан жизнь ранних христиан
Как относился Лукиан к личности Христа?
Собственное отношение к религии у Лукиана
Кто такие эти перцы – деисты-материалисты?
Свободомыслие Джона Толанда
Представления о бессмертии души в христианстве
Представление о бессмертии души у Толанда
Развитие материи и всей Вселенной
Особенности взглядов пантеистов

На главную

Философия, атеизм, религия:

Содержание
Понятие веры в религиозной философии
Что лежит в основе доказательств существования бога
На чём базируется понятие первопричины
Роль слова в передаче религиозной информации индивиду
Реакционные идеологии в капиталистических странах
Материалистическое мировоззрение против религии
Социальная сторона христианства
Спор о Лукиане
Свидетель и критик раннего христианства
Свободомыслие Джона Толанда
Развитие материи и всей Вселенной
Исторические судьбы английского деизма
Результаты исследований об отношении к религии
Особая часть колеблющихся верующих
Внедрение новых традиций и ритуалов в быт граждан
Атеистическое воспитание учащихся национальной школы
Какой закон действует на всех во Вселенной
Проблемы католицизма и общества

© 2013 Товарищ! Если копируешь текст на свой сайт, не забудь указать первоисточник – www.domongol.su