Развитие материи и всей Вселенной

Как известно, метафизические представления о материи разделялись многими философами и учеными нового времени (Декартом, Ньютоном, Локком) и неизбежно приводили их к идее божественного первотолчка. Так, Ньютон считал материю инертной субстанцией, не способной к самодвижению. Согласно его натурфилософской концепции, принципы механики и закон тяготения позволяют описать движение небесных тел только в том случае, если даны так называемые начальные условия: масса светила, начальная скорость, положение и некоторые другие. Начальные условия являются, по Ньютону, предначертаниями творца, и служат важнейшими доказательствами существования бога. «Изящнейшее соединение Солнца, планет и комет не могло произойти иначе, как по намерению и по власти могущественного и премудрого существа» – писал Ньютон в «Математических началах натуральной философии».

Не трудно увидеть органическое единство ньютоновского постулата о божественном первотолчке с деистической концепцией бога и мира. Более того, натурфилософия Ныотона явилась существенным подспорьем для деизма, сыграла значительную роль в его широком распространении в XVII и XVIII вв. Как справедливо отмечает современный биограф Ньютона Ф. Мануель, «ньютоновская позиция вызывала, естественно, восхищение у деистов». И действительно, деисты, провозгласившие бога разумной первопричиной мироздания, видевшие в нем источник движения материи, могли полностью солидаризироваться с космологическим учением Ньютона.

В свете вышеизложенного трудно переоценить значение мысли Толанда о том, что «движение столь же присуще материи, как и протяжение», «движение есть существенное свойство материи...». Это положение не только вело к отказу от постулата о божественном первотолчке, но и ставило под сомнение саму концепцию деизма, поскольку полностью устраняло бога из материальной Вселенной, делало его лишней и ненужной фигурой.

Сознавал ли Толанд значение своего вывода об атрибутивном характере движения? Несомненно. Так, в конце пятого письма, обращаясь к своему корреспонденту, он замечал: «...вы говорите, что раз допущена активность материи, то, по-видимому, исчезает необходимость в верховном уме». Однако Толанд спешил заверить своего «благородного друга», что не разделяет его точку зрения, и, наделяя материю движением, он не исключал бога из нарисованной им картины мира. И чтобы это заявление звучало убедительно, Толанд завершил письмо рядом рассуждений, выдержанных в духе деизма и отводящих от него возможные обвинения в атеизме: «Разве образование животных и растений может быть объяснено одной активностью материи в большей мере, чем одним ее протяжением? И разве вы можете представить себе, что действие и противодействие тел, взаимодействие всех частиц материи могло в самом себе заключать столько изобретательности, чтобы создать хотя бы одну из этих изумительных растительных или животных машин?.. Никакие столкновения атомов ни при каких, даже самых благоприятных, условиях не могли бы объединить части вселенной в существующий порядок и сохранить их в нем, не могли бы создать организацию цветка или мухи, как нельзя себе представить, чтобы типографские знаки, даже будучи миллионы раз смешиваемы друг с другом, расположились наконец в таком порядке, при котором получилась бы «Энеида» Вергилия или «Илиада» Гомера, или вообще какая бы то ни было книга»

Думается, что в данном случае Толанд был достаточно искренен и высказал то, в чем сам не сомневался, а именно, что существует некий «верховный ум», который и является источником порядка и целесообразности во Вселенной. Подобные идеи содержатся и в других произведениях Толанда. Так, в трактате «Адеисидемон» (1708), посвященном разоблачению религиозных суеверий, Толанд отдавал предпочтение не атеизму, а «истинному благочестию», религии разума. (Впрочем, философ тут же подчеркивал, что «чудовищное и зловещее суеверие» «гораздо гибельнее для государства и человеческого общества, чем даже сколь угодно отвратительный атеизм...») В трактате «Назарянин» (1718), где критическому анализу подвергается раннее христианство, Толанд вновь отмечал, что «повсюду и вечно правит неизменный разум», и объявлял его основным устоем всего общества «независимо от того, существует ли в нем религия откровения или нет...».

Наибольший интерес для выяснения характера свободомыслия Толанда и той эволюции, которую претерпели его взгляды в течение жизни, представляет его последнее произведение – «Пантецстикон» (1720). Хотя по форме оно является своеобразным исповеданием веры содружества пантеистов и в нем излагается особый «чин прославления» такого содружества, к которому Толанд причислял свободомыслящих всех времен и народов, тем не менее по содержанию «Пантеистикон» – яркое и оригинальное сочинение, пронизанное идеями философского материализма, вплотную подходящее к атеизму.


Читайка:

Особенности взглядов пантеистов
Почему нужно скрывать свои истинные взгляды вольнодумцу
Свободомыслие Антони Коллинза
Деятельность и взгляды Коллинза
Положение человека в философии Коллинза
Исторические судьбы английского деизма
Влияние английского деизма на американское просвещение
Материализм в философии Просвещения
Современные религиозные мировоззрения

На главную

Философия, атеизм, религия:

Содержание
Понятие веры в религиозной философии
Что лежит в основе доказательств существования бога
На чём базируется понятие первопричины
Роль слова в передаче религиозной информации индивиду
Реакционные идеологии в капиталистических странах
Материалистическое мировоззрение против религии
Социальная сторона христианства
Спор о Лукиане
Свидетель и критик раннего христианства
Свободомыслие Джона Толанда
Развитие материи и всей Вселенной
Исторические судьбы английского деизма
Результаты исследований об отношении к религии
Особая часть колеблющихся верующих
Внедрение новых традиций и ритуалов в быт граждан
Атеистическое воспитание учащихся национальной школы
Какой закон действует на всех во Вселенной
Проблемы католицизма и общества

© 2013 Товарищ! Если копируешь текст на свой сайт, не забудь указать первоисточник – www.domongol.su