История Перегрина в изложении Лукиана

Живя в Афинах, Лукиан трижды посещал Олимпийские игры. В 165 г. он был свидетелем смерти Перегрина, который еще на предыдущих Олимпийских играх объявил, что он сожжет себя, чтобы дать людям пример презрения смерти. Лукиан рассказывал, что в Элиде слушал ораторов, восхваляющих или разоблачающих бывшего христианского проповедника в роли киника (в уста неизвестного разоблачителя он вложил свои мысли), а затем отправился в Олимпию, где слышал речь Перетри на-Протея. Наконец, в Гарпине близ Олимнии Перегрин привел в исполнение данный обет.

Возвращаясь с самосожжения, которого он не захотел смотреть до конца, и раздумывая о сущности «роковой жажды славы», Лукиан проделал эксперимент, раскрывающий психологию веры в «чудо» и обожествление человека. Отвечая на расспросы опоздавших встречных, он рассказал некоторым из них сочиненный тут же рассказ о чудесах, которыми якобы сопровождалось самосожжение. «Когда загорелся костер, – говорил Лукиан, – сначала возникло сильное землетрясение, сопровождаемое подземным гулом, затем из середины пламени взвился коршун и, поднявшись в поднебесье, громким человеческим голосом произнес слова: Покидаю юдоль, возношусь на Олимп! Слушатели... изумлялись и в страхе молились Перегрину...» Каково же было удивление Лукиана, когда, решив вернуться в собрание, он услышал от седого почтенного человека не только о «чуде» воскрешения Перегрина, которого он якобы видел прохаживающимся в белом одеянии, но и всю историю о коршуне, хотя, как добавляет Лукиан, «я сам лишь минуту назад пустил летать эту птицу...»

Ученые спорят о том, кого же высмеял Лукиан в образе Перегрина: киников или христиан. Этот спор кажется беспредметным. Разоблачение «подвига» самосожжения и рассказов о «воскрешении» и «вознесении» было направлено против христианства и любой веры в чудеса, а также против кинического «презрения к смерти». Неудивительно, что оно вызвало гнев и нападки как киников, так и последующих религиозных фанатиков.

Ко времени написания «Перегрина» в мировоззрении Лукиана произошли решающие сдвиги. Изучая и сопоставляя философские учения и наблюдая одновременно за жизнью их последователей, Лукиан все яснее видел пороки современной ему философии, в том числе и кинической («Пир», «Продажа жизней», «Рыбак», «Перегрин»), В кинизме его оттолкнули примитивизм, пренебрежение к человеческой культуре, к любимому Лукианом искусству, анархический отказ от общества, философия нищеты и безрадостной жизни («Киник»). Он скорбел над философией, которую опошлили и вульгаризовали шарлатаны от науки («Беглецы»), он издевался над алчностью тех киников, которые выдавали себя за аскетов, но готовы были убить друг друга за звонкую монету («Рыбак, или Воскресшие»). Но Лукиан продолжал поддерживать их социальную критику и отрицание излишеств – идеал скромной, простой жизни, атеистическую направленность. Идеальный философ, которого рисует Лукиан в лице Демонакса («Демонакс») и который по его замыслу должен быть воплощением всего лучшего в философии, соединяет образованность, внутреннюю и внешнюю культуру с предельной скромностью и простотой. Демонакс кроток и остроумно высмеивает пороки и суеверия. Но прежде всего он гражданин своего города, горячо любимый согражданами.

Лукиан все больше склоняется к этике Эпикура и ко всей его философии, враждебной мистике и суевериям. Его философское кредо ярко выражено в близких по времени «Любителе лжи» и «Александре» (еще раньше в «Зевсе трагическом»), В блестящем диалоге «Любитель лжи, или Невер» он осмеивает распространенные рассказы о чудесах. Но если народная религия и мифология, по словам Попова, создавали «арсенал греческого искусства» и, согласно Лукиану, отличались удивительной прелестью вымысла, то он считал совершенно непростительным суеверие философов. Он обличал идеалистическую философию платоников, стоиков, пифагорейцев и перипатетиков в невежестве, в вере в невероятные чудеса и волшебство, что заставляло его сравнить почтенных старцев с младенцами, от которых они отличаются лишь сединой и бородами. В образе Тихиада Лукиан противопоставляет линию Демокрита – Эпикура всему идеалистическому лагерю.

Лукиан не был последовательным эпикурейцем. Он не принял идеи гедонизма, более того, не понял натурфилософии Эпикура. Он использовал положения других направлений. Но в борьбе материализма и идеализма, как она имела место во II в., его позиция была выражена вполне определенно.


Читайка:

Каковы были социальные воззрения Лукиана?
Свидетель и критик раннего христианства
Как описывает Лукиан жизнь ранних христиан
Как относился Лукиан к личности Христа?
Собственное отношение к религии у Лукиана
Кто такие эти перцы – деисты-материалисты?
Свободомыслие Джона Толанда
Представления о бессмертии души в христианстве
Представление о бессмертии души у Толанда

На главную

Философия, атеизм, религия:

Содержание
Понятие веры в религиозной философии
Что лежит в основе доказательств существования бога
На чём базируется понятие первопричины
Роль слова в передаче религиозной информации индивиду
Реакционные идеологии в капиталистических странах
Материалистическое мировоззрение против религии
Социальная сторона христианства
Спор о Лукиане
Свидетель и критик раннего христианства
Свободомыслие Джона Толанда
Развитие материи и всей Вселенной
Исторические судьбы английского деизма
Результаты исследований об отношении к религии
Особая часть колеблющихся верующих
Внедрение новых традиций и ритуалов в быт граждан
Атеистическое воспитание учащихся национальной школы
Какой закон действует на всех во Вселенной
Проблемы католицизма и общества

© 2013 Товарищ! Если копируешь текст на свой сайт, не забудь указать первоисточник – www.domongol.su